Игорь МАКАРОВ: "Порядочность некоторые интерпретируют как глупость и безалаберность"
17.05.2008 23:59
За 100 дней до начала Олимпиады в Пекине 163 белоруса завоевали олимпийские лицензии. Руководство Минспорта рассчитывает еще на десятерых атлетов, которые имеют возможность быть отобранными на Игры в Китае. Не обошлось и без потерь. Из известных спортсменов не смогли пробиться в Пекин шпажист Виталий Захаров, иногда показывавший высокие результаты, и дзюдоист Игорь Макаров. Если Захаров удостоился понимания со стороны спортивного руководства, то позиция по отношению к олимпийскому чемпиону Афин Макарову оказалась более жесткой.
Активное изображение

Еще зимой, когда у дзюдоиста оставались определенные шансы на завоевание лицензии, он подвергся критике со стороны руководителя федерации Александра Щурко, а на минувшей неделе свое мнение по "макаровской проблеме" высказал министр спорта и туризма Александр Григоров: "Игорь Макаров набрал лишние килограммы и не попадет на пекинскую Олимпиаду. К сожалению, были неправильно организованы тренировки с личным тренером спортсмена. Несмотря на то, что для Макарова изначально были созданы все условия для тренировок, он набрал 12 кг лишнего веса".
Сам Макаров считает, что в ближайшее время вполне можно ожидать более жестких высказываний в свой адрес. Впрочем, в беседе с корреспондентом «БелГазеты» олимпийский чемпион признал некоторые ошибки, а также высказал отношение к кулуарным играм и медальному планированию.
- Когда вы поняли, что на Олимпиаду в Пекин не попадете?
- Как только стал прибавлять в весе. Проблема возникала и раньше, но, переходя в более тяжелую весовую категорию (свыше 100 кг), понял, что сразу адаптироваться будет архисложно. К тому же в этой категории хорошо шел Юрий Рыбак, поэтому я вскоре осознал, что пекинская Олимпиада вне зоны досягаемости. Я устал бороться с весом, перестал получать от борьбы удовольствие. Постоянно гоняешь 10-12 кг, приходишь с тренировки после таких нагрузок и только одна радость - поесть вечером. Понял, что организму нужно дать отдохнуть - эмоций для борьбы на татами уже не оставалось. Тем более все мы слабые люди, железные бывают только в кино.
- В прессе много говорилось о ваших травмах. Это основной фактор или сопутствующий?
- Когда сгоняешь вес, все настолько вылезает наружу, что порой трудно такое представить. Травм коленей не было, но надрывы менисков, связок вылезали так, что иногда боль невозможно было терпеть.
- Но ваше положение должного понимания у руководства федерации не нашло. В конце зимы на заседании исполкома председатель федерации Александр Щурко отметил, что проблемы с весом спровоцировала ваша недисциплинированность. Вам даже урезали зарплату…
- У нас люди привыкли думать о сегодняшнем дне, им нужны очки, медали, какие-то регалии. То, о чем мы сейчас говорим, я пытался донести и до руководства. Министр спорта, его заместитель сразу вроде бы отнеслись с пониманием, чего не скажешь о федерации. До людей ничего не доходит. Может, они просто хотят доработать срок до Олимпиады, и все. Но я-то остаюсь и хочу работать! Я выступил в трех турнирах в новой весовой категории, почувствовал, что это такое. У меня открылось второе дыхание, и я уже знаю, как в будущем использовать полученный опыт. Федерации же сейчас нужна Олимпиада, план в одну медаль. Но хочется верить, что в руководстве сидят не "фонари", они же видят ситуацию изнутри. С другой стороны, было видно, что в этот период борьба мне тяжело давалась, но все равно планировали до последнего. Людям всегда чего-то нужно.
- Разговоры о недисциплинированности надуманны?
- Не спорю, в некоторых моментах я поступил неправильно. Слишком поздно принял решение о переходе в другую категорию. Перейди я в супертяжи хотя бы год назад - мог бы составить сейчас нормальную конкуренцию. Хотя нет гарантии, что тогда меня не оттерли бы, как это сделали сейчас. Я все-таки гомельский, периферийный. Но я ни о чем не жалею, к тому же вижу перед собой новые перспективы, а титул олимпийского чемпиона, хоть и остается на всю жизнь, для меня пока в прошлом. Мне всего 28 лет, при правильном подходе впереди может быть еще как минимум одна Олимпиада, где в новой категории можно повторить афинский успех.
- А в новом цикле вас не смогут оттереть?
- Спортсмены живут четырехлетиями, от Олимпиады к Олимпиаде. Несмотря на то, что на эти Игры я не был отобран, не скажу, что это время прошло впустую - на некоторых турнирах в призеры все же попадал. Что касается следующих выступлений, все зависит только от меня и моей конкурентоспособности. Уже в следующем году хочу показать, кто есть кто. Для меня Игорь Макаров - не олимпийский чемпион, а просто сильный человек.


Активное изображение

- Одно время руководство Минспорта воздерживалось от критики в ваш адрес, сейчас Григоров называет вещи своими именами…
- У меня был разговор с Александром Владимировичем, мы нормально побеседовали. Но сейчас его позицию прекрасно понимаю: у нас плановое хозяйство - дали план в какое-то количество медалей и сказали, что нужно делать. А тут потенциальный призёр выбывает еще до Олимпиады. Надо же было ему как-то свою… (подбирает слова) эту прикрыть. В этом контексте вижу логику в его поступках - он все правильно делает. Другого я не ожидал и уверен, что скоро мы услышим еще более жесткие слова со стороны Минспорта и федерации.
- В чем вы видите свой основной просчет?
- Моя ошибка в том, что я "упертый". Вес начал набирать года два назад, но тогда пообещал Рыбаку и его тренеру, что не буду создавать им конкуренцию и останусь в своей категории. Поэтому как человек слова я просто отошел в сторону. Можно было создать прецедент, пилить рогом, но это было бы низко. Теперь порядочность некоторые интерпретируют как глупость и безалаберность.
- Олимпийскую чемпионку Сиднея легкоатлетку Янину Корольчик впоследствии обвиняли в том, что вместо повышения спортивного мастерства она тратила время на разные фуршеты. Вам приписывали симптомы «звездной болезни»?
- Ситуацию с Корольчик не знаю, но в мой адрес также обвинений хватало. Я человек домашний, такие балы меня скорее раздражают, но все равно находили повод, к чему можно было придраться. Чаще всего вырывали из контекста какие-то мои слова и интерпретировали их по-своему.
- После Игр вам предлагали жилье и в Гомеле, и в столице. Чем закончилось дело?
- В итоге я отказался от минской квартиры, потому что это меня за… (после небольшой паузы) …в общем, ситуация начала напрягать. Как такового президентского указа не было, толком во все это не вникал, но информация, которая до меня доходила, мне не понравилась.
- Говорят, на чемпионат Европы в Португалию сборная добиралась не без приключений, с несколькими пересадками…
- Я в Лиссабон не летал, поэтому комментировать не могу. Но это все издержки, без которых порой нельзя обойтись. На чемпионате Европы в Португалии сборная выступила здорово (две бронзовые медали), однако в случае чего плохой результат можно как раз оправдать издержками. Сослаться на плохую медицинскую поддержку, тяжелую дорогу, размещение. В конце концов, можно сказать, что съели несвежего салата и, извините, обоср...сь.
- Условия для работы в Беларуси соответствуют задачам?
- Жаловаться не на что, но все зависит не от условий, а от желания спортсмена. Никто не посмотрит, живешь ты в руинах или во дворце, питаешься картошкой или мясом. Условия для тренировки можно найти везде. Нет зала - иди на улицу, не хватает улицы - тренируйся дома, нет дома - занимайся в общаге. Было бы желание, ведь в занятия дзюдо не нужно вкладывать миллионы долларов.
- В недавнем послании белорусскому народу и Нацсобранию президент подверг критике систему отбора в белорусском спорте. Согласны вы с тем, что неэффективность этой системы приводит к кадровому голоду?
- Что можно натренировать на зарплату 300 тысяч белорусских рублей? Возможно, молодые и амбициозные наставники какое-то время продержатся, а тренерам постарше нужно содержать семьи, поэтому и амбиции отходят на второй план. Это проблема не только спорта, но и других сфер деятельности, тем более что детских тренеров часто сравнивают с педагогами.
- Ваше отношение к медальному планированию?
- Это полнейшая ерунда. Нам оказывают внимание, выделяют финансирование, но у каждого спортсмена может что-то случиться. Не постирал кимоно, не протер снаряд, поймал «коня», извините, у спортсменок месячные начались. Мелочи сильно влияют на результат. Бывает, просто звенишь - дай кого-нибудь порвать, а в день соревнований встал не с той ноги, и ты никакой. А потом вставят за то, что на тебя что-то напланировали. Корить, указывать на недостатки нужно, но главное, не перегибать планку.
- На ваш взгляд, сколько медалей белорусы завоюют в Пекине?
- Думаю немного - гораздо меньше 25 медалей, о которых говорили еще перед Афинами. Если даже спортсмен готов здорово, сильное давление может на нем сказаться. К сожалению, в спортивном руководстве мало кто имеет стойкий характер, может от всего отрешиться, снять это давление. А спортсмены - люди ранимые, нас часто раздражают даже мелочи. Будет гораздо проще, если атлетам создадут психологический комфорт.

"БелГазета" (Беларусь)

 
Баннер
Баннер
    Сделать стартовой     Добавить в избранное/заладки
 

2006-2009 "Дзюдо Украины" Все права на авторские материалы принадлежат редакции. Права на перепечатанные материалы сохраняются за первоисточником.
При перепечатке авторских материалов/новостей обязательна ссылка (для интернет-изданий - гиперссылка) на информационное агентство "Дзюдо Украины".
Редакция может не разделять мнение авторов и не несет ответственности за авторские материалы.
Сайт разработан в «Кузне Двалина» в 2009 году.